ЦНИРТИ в годы ВОВ

Институт, созданный в 1943 году - в тяжелый период Великой Отечественной войны, свои первые разработки передал в войска уже через несколько месяцев после выхода в свет Постановления Государственного комитета обороны.

Постановление о создании института вышло в начале июля 1943 года. К декабрю была оборудована под лаборатории значительная часть корпуса бывшей Промакадемии, а с начала 1944 года Институт уже стал выполнять плановые работы, для радиотехнического оснащения Красной Армии.

В годы Великой Отечественной войны в Институте проводились важнейшие исследования, заложившие прочную основу для создания отечественной радиолокационной техники нового поколения.

Постановлением ГКО от 18 апреля 1944 года был уточнен профиль деятельности ВНИИ -108, были установлены его основные задачи:

- разработка образцов новых радиолокационных станций;

- освоение техники сантиметровых радиоволн и разработка радиолокационной аппаратуры, работающей на этих волнах;

- проведение теоретических и экспериментальных работ по изучению вопросов распространения, отражения, рассеяния и канализации ультракоротких сантиметровых радиоволн;

- изучение и разработка теоретических основ методов расчета всех процессов, происходящих в радиолокационных устройствах;

- освоение совместно с электровакуумным институтом НКЭП дециметровой и сантиметровой электровакуумной техники.

В соответствии с задачами института при проектировании его структуры принят принцип, согласно которому институт должен располагать всеми средствами, необходимыми для доведения новых идей и разработок до практического и промышленного их применения.

В первое время Институту было очень трудно. Не хватало всего - инженерных кадров, рабочего инструментария, паяльников, олова, радиодеталей, алюминия, измерительной аппаратуры, ощущался острейший недостаток всего того, что составляет основу жизнедеятельности любого радиотехнического исследовательского института. Но инженеры всегда находили выход. Не было паяльников - делали понижающие трансформаторы на 26В, изготавливали грубые паяльники из толстой нихромовой проволоки, которая в небольших количествах была у специалистов института. Не было олова - распаивали старые схемы, выпаивали оттуда и бережно собирали по каплям ставший драгоценным металл. Не было измерительных приборов - переделывали имевшиеся в некотором количестве фи-метры, чувствительные гальванометры, а из них получали амперметры и вольтметры разного номинала, подключая последовательно и параллельно нужные сопротивления. Не было сопротивлений (по современной терминологии «резисторов») нужных величин - скребли проводящий слой сопротивлений Каминского и повышали номинал до нужного.

Очень небольшое количество самых простых измерительных приборов было привезено трудными путями из осажденного Ленинграда бывшими сотрудниками НИИ-9. Более совершенные радиотехнические приборы: осциллографы, генераторы сигналов разных частот, универсальные измерительные приборы, радиодетали, а также регулируемые автотрансформаторы мощностью от 0,25 до 5 кВА получали по ленд-лизу из Англии и США, длинным и опасным морским путем через Северную Атлантику.

Часть этих приборов и документация оказывались подмоченной в соленой морской воде - следы боевого пути морских конвоев. Но эта аппаратура являлась существенным вкладом в скудный арсенал радиотехнических средств Института.

Первыми сотрудниками «сто восьмого» были в частности, эвакуированные из блокадного Ленинграда ученые, демобилизованные из армии инженеры-радисты. К концу 1944 года в НИИ-108 было организовано 4 научных и 7 инженерных лабораторий. В конце 1944 года директор ВНИИ -108 П.З. Стась обратился к заместителю Председателя Совета Народных Комиссаров СССР Г.М. Маленкову с просьбой откомандировать на постоянную работу в институт ряд выпускников Ленинградской военно-воздушной академии и Военно-воздушной академии им. Жуковского. В результате коллектив  института пополнился молодыми офицерами.

Сразу после войны в Институт пришли опытные, закаленные войной люди - инженеры, техники, рабочие.

Часть станков и другого оборудования, образцы измерительной радиотехнической аппаратуры, большая научно-техническая библиотека, огромное количество важной технической документации, радиодетали и даже некоторая мебель - все это было доставлено в наш Институт из Германии, с одной из крупнейших радиотехнических фирм - «Telefunken», выпускавшей военную радиотехническую продукцию для немецкой армии.

Улучшение кадровой и материальной базы Института в первые послевоенные годы позволило значительно увеличить объем и качество проводимых исследований.

В отчете директора ВНИИ-108 П.З. Стася говорится: «Институт, созданный в трудных условиях войны, когда еще значительная часть территории европейской части СССР была оккупирована немецко-фашистскими захватчиками, благодаря исключительной помощи, оказанной ЦК ВКП(б), сумел в короткий промежуток времени выполнить два важнейших задания Государственного комитета обороны, справиться с решением комплекса хозяйственных вопросов и развернуть научно-инженерную деятельность».

Всего за время войны с 1943 по 1945 годы в Институте выполнено 64 научно-исследовательские и опытные работы.

Часть работ, выполнявшихся Институтом в годы Великой Отечественной войны, были доведены до стадии войсковых испытаний и боевого применения.

 Первые научные и научно-технические лаборатории ЦНИИ-108

 1 ноября 1943 года приказом № 2 по ЦНИИ-108 в институте была создана первая лаборатория – «Лаборатория телевизионных систем», ей было присвоен номер 16. Начальником ее был назначен Алексей Андрианович Селезнев, в последствии директор НИИ телевидения в Ленинграде.

5 ноября была создана вторая лаборатория – «Лаборатория радиоизмерений», получившая порядковый номер 23. Позже при лаборатории появилось Бюро измерительных приборов, где парк измерительной аппаратуры состоял из немногочисленных устаревших приборов НИИ-9 вывезенных из Ленинграда. Лабораторию возглавил Богдан Федорович Высоцкий.

К концу 1944 года в институте было организовано еще несколько лабораторий. Их тематика отражала всю широту научных проблем, которые предстояло решать ЦНИИ-108.

Лаборатория №1 – расчетно-теоретическая. Начальником ее был назначен член-корреспондент АН СССР Михаил Александрович Леонтович. В состав лаборатории вошли видные ученые, такие как академик Владимир Александрович Фок, доктор физико-математических наук Владимир Иосифович Бунимович.

Лаборатория №2 - по изучению распространения радиоволн, возглавил ее академик Борис Алексеевич Введенский. В составе лаборатории в то время работали видные специалисты, в последствии, многие из них стали лауреатами Государственных премий.

Лаборатория №4 – дециметровой и сантиметровой техники. Начальником лаборатории был назначен инженер Дмитрий Исаакович Карповский.

Лаборатория №5 – лаборатория общей физики. Начальником лаборатории стал доктор физико-математических наук, профессор Сергей Григорьевич Калашников.

Эти четыре лаборатории считались научными. Лаборатории, имевшие номера свыше 10 были инженерными, то есть занимались непосредственно разработками.

Лаборатория №12 – антенных и фидерных устройств. Опытный инженер Евгений Николаевич Мейзельс возглавил лабораторию.

Лаборатория №13 – радиоприемных устройств. Начальником лаборатории стал Александр Андреевич Расплетин, позже академик, лауреат Ленинских и Государственных премий, Герой Социалистического труда, руководитель НПО «Алмаз», создатель систем зенитного управляемого ракетного оружия. Предприятие, которым руководил Александр Андреевич, сейчас носит его имя.

Лаборатория №14 – радиопередающих устройств. Начальник лаборатории – видный советский радиоспециалист Николай Иванович Оганов.

Лаборатория  №19 – наземных РЛС. Первым руководителем лаборатории стал профессор Илья Семенович Джигит, а в ноябре 1944 года на этом посту его сменил Лев Юльевич (Леон Лазарь-Юдельевич) Блюмберг.

Лаборатория №25 – электровакуумных приборов. Возглавил лабораторию Иван Федорович Песьяцкий.

За первый год существования института численность работающих на предприятии выросла более чем в три раза. Были созданы конструкторский отдел, лабораторная мастерская, транспортный отдел, полигон и даже научно-техническая библиотека. К середине 1944 года в институте уже действовали Ученый Совет и аспирантура.

 Первые разработки для фронта

РД

Первой разработкой института применявшейся на фронте, была аппаратура под шифром РД – аппаратура телевизионной связи РЛС с самолетами-истребителями для наведения их на самолеты противника. Назначение этой работы – создание системы передачи телевизионного изображения карты местности с текущими курсами и отметками высот вражеского и своего самолетов, определяемыми наземными радиолокационными станциями. Карта передавалась по специальной телевизионной линии с наземного командного пункта пилоту самолета-истребителя, оборудованного приемной ТВустановкой, для наведения истребителя на воздушные цели. Дальность действия аппаратуры – 150 км при высоте полета 6000 км. Этой работой руководил А. А. Железов. Разработку наземного УКВ телевизионного передатчика вел Н. Г. Моисеев, самолетной части системы - А.А. Расплетин, Е.С. Губенко, Е.Е. Фридберг, Н.Н. Батухтина, разработкой антенн занимался С.Е. Загик. В феврале 1944 года был изготовлен и испытан в летных условиях лабораторный макет аппаратуры РД.  Летные испытания прошли успешно, а войсковые состоялись уже на фронте, в боевых условиях, в районе города Бреслау и под Ленинградом. Установками РД были оборудованы два авиационных соединения самолетов Як-9 и А-20 45-го авиационного полка и 56-й  истребительной авиационной дивизии. В небе под Бреслау, перед ними стояла задача блокировать с воздуха и осуществлять перехват вражеских самолетов во всем районе боевых действий.  Блокирование было выполнено успешно, и 6 мая 1945 года командующий обороной Бреслау генерал Никгоф капитулировал с сорокатысячной группой войск

ТОН

Наиболее важной в области радиолокационной техники и доведенной до войскового применения в годы войны, безусловно, была работа по созданию самолетной РЛС «ТОН». Работа велась в лаборатории №13 под руководством А.А. Расплетина, совместно со специалистами лабораторий №12 и №14.

Работа «ТОН» -  это самолетная РЛС для бомбардировщиков, предупреждающая о нападении с задней полусферы. В 1944 году нашим ученым удалось создать аналог английской самолетной станции предупреждения об атаках самолета в хвост, который получил название ТОН. После этого началась разработка отечественной радиолокационной станции ТОН-2. Всю работу возглавлял А.А. Расплетин, разработку антенн вел Е.Н. Майзельс, передающей части – Н.И. Оганов. В конце августа 1944 года с положительным результатом закончились лабораторные и летные испытания станции ТОН-2. Было установлено, что она отвечает заданным тактико-техническим требованиям и может быть предъявлена к государственным полигонным испытаниям. Эта РЛС имела большое значение для защиты боевых самолетов, ведь разработанная институтом аппаратура предупреждала экипаж бомбардировщика о приближении самолета противника с задней полусферы при дальности около 1,2 км, подавая звуковой сигнал, слышимый в сети самолетно-переговорной установки. Успешно пройдя государственные испытания, РЛС «ТОН-2» в конце 1944 года была принята в серийное производство.